*Фома*
мы свободны настолько, насколько мы сильны...(с)
Жизнь ведет активную борьбу с детством за пространство. Мы листаем альбомы прошлых жизней с чёткой уверенностью, что мы ничего не потеряли. Но это чертовски глупо. Байт за байтом память стирает осколки прошлого, чтобы мы не забыли, что начальник любит табак Captain Black Classic и белое вино, что ключи на диване под подушкой, а курицу надо было вытащить из духовки десять минут назад. Мы все так делаем. Это правило.
Кто-то когда-то и зачем-то изобрёл этапы и стадии, смену, время и будущее. Последнее – самая паршивая вещь на свете. Ведь, если вдуматься, как хорошо было бы жить нам всем, не будь будущего ни у кого из нас. Это основа основ – в мире всё не так, как нам было бы удобно. 118 слов агонизирующего сознания. Следующая остановка…
Мы всегда хотим больше, чем можем. Либо помнить всё, либо всё забыть… Чего ни попроси, память и устройство мира всегда вежливо посылают тебя нахуй. Это такое особенное свойство счастливой жизни – постоянно валяться в дерьме, чтобы думать, что может быть ещё хуже (да, вдруг, ты в нём утонешь?).
К чёртовой матери особенности материального мира, есть условие, и оно соблюдается. К счастью, меня никто не поймёт в этот раз и это безумный плюс. Я устал от неверных выводов и долгих объяснений. Не поняли? – Проехали.
Есть ещё одна несправедливость мира, которая мучает моё сознание с самого детства (настолько, сколько ещё уцелело в моей памяти). Есть такая закономерность, что все интересный научные передачи показывают после 2 часов ночи, когда закончатся порнушка и новости. Что за нахуй?
Killer instincts: Speed.
Не одобрено, не прокатит. Игры, в которые играют люди, с каждым днём становятся всё злее и бессмысленней. Я теряю уже слишком много на каждый ход. Надежду и веру я потерял примерно на 1 024 598-м ходу.
Я стал склоняться к жёлтому цвету, который я когда-то очень любил. Когда-то давно… на другой стороне луны.
Мир потрясающе хлипкая конструкция, которая держится на слепом стремлении фанатиков жить. Что в этом такого особенного и интересного? Я, наверное, стал слишком стар, чтобы это помнить. А ещё есть шанс, что я просто от всего слишком устал.
Поток сознания, как мысли вслух, всегда уходит далеко не туда, куда его хотят привести.
Мне снятся странные сны. Я никогда не плавал на пароходах, кроме как в этих бредовых снах. Один, как Джек Воробей, в роли капитана, команды и пассажиров. Не успел разглядеть, но может, и в роли кусков корабля. Где-то в этих снах, наверное, я обронил кусочек памяти и самого себя (мозг?). Печально, но факт. Кто-нибудь сходит за ними?
У меня есть странный друг, его зовут для краткости Кец, а целиком – Кецалькоатль. Он вот не страдает от недостатка оперативной памяти, но при этом он не стал счастливее, имея то, о чём мы только мечтаем. Он грустный и часто впадает в панику и отчаяние, когда бывает один.
Даже боги игрушки и заложники своих воспоминаний, ошибок и потерь. Они тоже могут быть бессильными перед обстоятельствами, как и мы. Разница лишь в том, что у них – вечность.

(с).

@темы: idea, just simple